May. 28th, 2012

mari_amazing: (Default)
Шлиссельбургская крепость помнит новгородцев, шведов, царя Петра, самых опасных противников Империи и героев Великой Отечественной.
Текст - Александр Филиппов

«Зело жесток сей орех был, однако ж, слава Богу, счастливо разгрызен» - сказано после двенадцатидневной осады и взятия крепости Нотебург – Орешек, молодым Петром. Крепость сия находится в истоке Невы из Ладожского озера и расположена на редкость удачно – контролирует реку и близлежащую акваторию Ладоги. Вскоре после взятия Орешек был переименован в Шлиссельбург – «ключ-город». На этом, впрочем, его история не началась – и не закончилась.
Шлиссельбург находится не так уж далеко от города – на автобусе от окраинной станции метро «Улица Дыбенко» сюда можно доехать за полчаса, на автомобиле из центра города, если повезет и не будет пробок – приблизительно за час. Вы окажетесь на центральной площади городка, где представлены сразу три культовых сооружения – находящийся на длительной реставрации Благовещенский собор XVIII века, Никольская церковь и Казанская часовня, в которой, по воспоминаниям жителей, еще в 90-е годы был магазин тканей. Рядом будет Староладожский канал с хитрой системой шлюзов, ныне не действующих. Чуть поодаль, на островке, образованном Невой и каналом – Невский судостроительно-судоремонтный завод, градообразующее предприятие, которое в последние годы начинает потихоньку возрождаться. Ну, и прямо по курсу, за площадью, будет Нева.
Река здесь может впечатлить даже коренного петербургского жителя. Она широка, не разбита островами (за исключением Орехового, на котором и находится крепость) и воды ее несутся мимо со скоростью курьерского поезда. Это огромный и мощный поток, так и поигрывающий мускулами течения под обманчивой и безмятежной синью. Дальше разливается вечно неспокойная фиолетовая Ладога – озеро-море, гораздо более опасное для плаваний, чем Финский залив.
Ладожские волны грудью встречает крепость Орешек, или Шлиссельбург. По легенде, основатель замка Юрий Данилович – новгородский князь, внук Александра Невского, назвал его так из-за зарослей лещины – лесного ореха, которая заполняла остров. Сейчас нам не удалось обнаружить на острове ни единого кустика лещины, но сообщение с ним по-прежнему осуществляется единственным путем – по воде. На пристани дежурят два катера, которые везут туристов в крепость за 75 рублей с носа. Вас обяжут надеть спасательные жилеты и крепко держаться за поручни, после чего – 7 минут страха и восторга. И мокрых кроссовок. Катер, форсируя, вырулит на простор речной волны, оставляя за кормой пенный хвост. Все ближе и ближе остров, окруженный суровой крепостной стеной, с башнями по углам. На пристани в Орешке мальчик в камуфляжном спасжилете поймает швартовый конец и вы спуститесь на берег.
Крепость была основана новгородцами и в плане чем-то напоминает Старую Ладогу. Но это обманчивое впечатление – Орешек в нынешнем виде существенно моложе. Отстроив в 1323 году деревянную крепость, новгородцы вскоре отдали ее в отчину союзникам-литовцам. После того, как литовцы нарушили союзный договор против шведов, новгородцы взяли город обратно и отстроили крепость в камне. От той постройки почти ничего не осталось – сейчас можно видеть кусок открытой археологами стены времен владычества Великого Новгорода посреди крепостного двора. А все нынешние внушительные сооружения – мощные стены и башни (которых первоначально было десять) восходят уже к XVII веку, когда на берегах Невы хозяйничали шведы. Еще один нюанс – крепость сильно пострадала во время Великой Отечественной войны. Четыре башни утрачены вовсе, существующие шесть, а также стены, потребовали реставрации, которая идет и по сей день. Самое подлинное впечатление производят внутренние помещения Королевской башни – сводчатый зал с огромным круглым каменным столбом-подпоркой посередине и несколько комнат с бойницами для ведения огня. В последнюю войну здесь располагался лазарет, а наверху в башне – флотская батарея.
Цитадель, в то время называвшаяся Нотебург, перешла к России в 1702-м году. Крепость взял генерал-фельдмаршал Борис Шереметев, в войске которого царь Петр Алексеевич воевал в должности бомбардир-капитана. Переименовав крепость в Шлиссельбург, Петр отправляется основывать Петербург и строить Кроншлот – форт в Финском заливе, с которого началась история Кронштадта. Новое укрепление на Балтике резко снизило значение Шлиссельбурга, который превратился во внутреннюю цитадель. Такие объекты во все времена начинали использоваться в качестве тюрем для особо важных преступников или просто неугодных особ. В разное время здесь содержались: первая жена Петра – Евдокия Лопухина, члены Верховного тайного совета князья Долгорукие и князь Голицын, заточенные в Шлиссельбург императрицей Анной Иоанновной, свергнутый Елизаветой царь-ребенок Иван VI Антонович, русская «Железная маска», который погиб при неясных обстоятельствах якобы при попытке его освобождения в возрасте 24-х лет. В екатерининское время сюда отправили масона и основоположника русской журналистики Николая Новикова, который не боялся вступать в полемику с самой императрицей. После узниками Шлиссельбурга были декабристы и участники польского освободительного движения, майор польской армии Валериан Лукасинский провел в заключении 38 лет. Об этих людях напоминает восстановленный корпус старой тюрьмы – Секретного дома. Для обзора представлены мундиры охранников – инвалидной команды, а также камеры разных эпох, с начала XIX века до начала XX-го. Надо сказать, что «декабристские» камеры гораздо уютнее – деревянная кровать, стол, стул и халат на вешалке. Ближе к новому времени появляются откидные железные кровати, которые после подъема крепились к стене и закрывались на замок до вечера, маленькие железные столики и такая же откидная металлическая табуретка-жердочка. Еще одна тюрьма-музей – Новый, или Народовольческий корпус. Сюда царский суд отправлял особенно опасных революционеров. Внешне корпус производит очень мирное впечатление – распахнутая дверь и музейная бабушка на входе проверяет билеты. Между тем, из этой тюрьмы люди не раз направлялись на эшафот. В Шлиссельбурге, в частности, был казнен брат Владимира Ленина, Александр Ульянов – возможно, не будь этого события, не случилась бы и Октябрьская революция. На месте смерти Ульянова сейчас растет огромная яблоня и установлена мемориальная доска.
В центре крепостного двора – нестандартный мемориал, напоминающий об обороне Шлиссельбурга в годы войны. Маленький гарнизон, состоящий из стрелков, разведчиков, снайперов, флотской батареи и матроса-лодочника, оказался в окружении фашистов и держал цитадель на протяжении пятиста дней Ленинградской блокады – подвиг будто из рыцарских времен. Памятник воинам гарнизона расположен в стенах полуразрушенного бомбежками Иоанновского собора и выглядит очень уместно.
В завершение прогулки хорошо подняться на крепостную галерею со стороны Невы, а потом выйти за стены к Ладоге. Даже в самый жаркий летний день здесь дует свежий ветер, поэтому имеет смысл прихватить куртку. Каменистый берег острова атакуют волны, и груженые суда следуют из Ладоги в Неву. Пейзаж великолепен в любую погоду. Последняя моторка уходит с Орехового острова около пяти часов вечера, и тут главное не перепутать остановку, потому что перед Шлиссельбургом лодочник скорее всего зайдет в поселок на противоположном берегу: высадить местную ребятню, которая давно облюбовала крепость для игр.

(хочу как-нибудь съездить)
;)
***
И простотакдобавка:
http://slon.ru/fast/business/chelovek-kotoryy-zhil-v-chuzhom-ofise-793003.xhtml
mari_amazing: (Default)
Шлиссельбургская крепость помнит новгородцев, шведов, царя Петра, самых опасных противников Империи и героев Великой Отечественной.
Текст - Александр Филиппов

«Зело жесток сей орех был, однако ж, слава Богу, счастливо разгрызен» - сказано после двенадцатидневной осады и взятия крепости Нотебург – Орешек, молодым Петром. Крепость сия находится в истоке Невы из Ладожского озера и расположена на редкость удачно – контролирует реку и близлежащую акваторию Ладоги. Вскоре после взятия Орешек был переименован в Шлиссельбург – «ключ-город». На этом, впрочем, его история не началась – и не закончилась.
Шлиссельбург находится не так уж далеко от города – на автобусе от окраинной станции метро «Улица Дыбенко» сюда можно доехать за полчаса, на автомобиле из центра города, если повезет и не будет пробок – приблизительно за час. Вы окажетесь на центральной площади городка, где представлены сразу три культовых сооружения – находящийся на длительной реставрации Благовещенский собор XVIII века, Никольская церковь и Казанская часовня, в которой, по воспоминаниям жителей, еще в 90-е годы был магазин тканей. Рядом будет Староладожский канал с хитрой системой шлюзов, ныне не действующих. Чуть поодаль, на островке, образованном Невой и каналом – Невский судостроительно-судоремонтный завод, градообразующее предприятие, которое в последние годы начинает потихоньку возрождаться. Ну, и прямо по курсу, за площадью, будет Нева.
Река здесь может впечатлить даже коренного петербургского жителя. Она широка, не разбита островами (за исключением Орехового, на котором и находится крепость) и воды ее несутся мимо со скоростью курьерского поезда. Это огромный и мощный поток, так и поигрывающий мускулами течения под обманчивой и безмятежной синью. Дальше разливается вечно неспокойная фиолетовая Ладога – озеро-море, гораздо более опасное для плаваний, чем Финский залив.
Ладожские волны грудью встречает крепость Орешек, или Шлиссельбург. По легенде, основатель замка Юрий Данилович – новгородский князь, внук Александра Невского, назвал его так из-за зарослей лещины – лесного ореха, которая заполняла остров. Сейчас нам не удалось обнаружить на острове ни единого кустика лещины, но сообщение с ним по-прежнему осуществляется единственным путем – по воде. На пристани дежурят два катера, которые везут туристов в крепость за 75 рублей с носа. Вас обяжут надеть спасательные жилеты и крепко держаться за поручни, после чего – 7 минут страха и восторга. И мокрых кроссовок. Катер, форсируя, вырулит на простор речной волны, оставляя за кормой пенный хвост. Все ближе и ближе остров, окруженный суровой крепостной стеной, с башнями по углам. На пристани в Орешке мальчик в камуфляжном спасжилете поймает швартовый конец и вы спуститесь на берег.
Крепость была основана новгородцами и в плане чем-то напоминает Старую Ладогу. Но это обманчивое впечатление – Орешек в нынешнем виде существенно моложе. Отстроив в 1323 году деревянную крепость, новгородцы вскоре отдали ее в отчину союзникам-литовцам. После того, как литовцы нарушили союзный договор против шведов, новгородцы взяли город обратно и отстроили крепость в камне. От той постройки почти ничего не осталось – сейчас можно видеть кусок открытой археологами стены времен владычества Великого Новгорода посреди крепостного двора. А все нынешние внушительные сооружения – мощные стены и башни (которых первоначально было десять) восходят уже к XVII веку, когда на берегах Невы хозяйничали шведы. Еще один нюанс – крепость сильно пострадала во время Великой Отечественной войны. Четыре башни утрачены вовсе, существующие шесть, а также стены, потребовали реставрации, которая идет и по сей день. Самое подлинное впечатление производят внутренние помещения Королевской башни – сводчатый зал с огромным круглым каменным столбом-подпоркой посередине и несколько комнат с бойницами для ведения огня. В последнюю войну здесь располагался лазарет, а наверху в башне – флотская батарея.
Цитадель, в то время называвшаяся Нотебург, перешла к России в 1702-м году. Крепость взял генерал-фельдмаршал Борис Шереметев, в войске которого царь Петр Алексеевич воевал в должности бомбардир-капитана. Переименовав крепость в Шлиссельбург, Петр отправляется основывать Петербург и строить Кроншлот – форт в Финском заливе, с которого началась история Кронштадта. Новое укрепление на Балтике резко снизило значение Шлиссельбурга, который превратился во внутреннюю цитадель. Такие объекты во все времена начинали использоваться в качестве тюрем для особо важных преступников или просто неугодных особ. В разное время здесь содержались: первая жена Петра – Евдокия Лопухина, члены Верховного тайного совета князья Долгорукие и князь Голицын, заточенные в Шлиссельбург императрицей Анной Иоанновной, свергнутый Елизаветой царь-ребенок Иван VI Антонович, русская «Железная маска», который погиб при неясных обстоятельствах якобы при попытке его освобождения в возрасте 24-х лет. В екатерининское время сюда отправили масона и основоположника русской журналистики Николая Новикова, который не боялся вступать в полемику с самой императрицей. После узниками Шлиссельбурга были декабристы и участники польского освободительного движения, майор польской армии Валериан Лукасинский провел в заключении 38 лет. Об этих людях напоминает восстановленный корпус старой тюрьмы – Секретного дома. Для обзора представлены мундиры охранников – инвалидной команды, а также камеры разных эпох, с начала XIX века до начала XX-го. Надо сказать, что «декабристские» камеры гораздо уютнее – деревянная кровать, стол, стул и халат на вешалке. Ближе к новому времени появляются откидные железные кровати, которые после подъема крепились к стене и закрывались на замок до вечера, маленькие железные столики и такая же откидная металлическая табуретка-жердочка. Еще одна тюрьма-музей – Новый, или Народовольческий корпус. Сюда царский суд отправлял особенно опасных революционеров. Внешне корпус производит очень мирное впечатление – распахнутая дверь и музейная бабушка на входе проверяет билеты. Между тем, из этой тюрьмы люди не раз направлялись на эшафот. В Шлиссельбурге, в частности, был казнен брат Владимира Ленина, Александр Ульянов – возможно, не будь этого события, не случилась бы и Октябрьская революция. На месте смерти Ульянова сейчас растет огромная яблоня и установлена мемориальная доска.
В центре крепостного двора – нестандартный мемориал, напоминающий об обороне Шлиссельбурга в годы войны. Маленький гарнизон, состоящий из стрелков, разведчиков, снайперов, флотской батареи и матроса-лодочника, оказался в окружении фашистов и держал цитадель на протяжении пятиста дней Ленинградской блокады – подвиг будто из рыцарских времен. Памятник воинам гарнизона расположен в стенах полуразрушенного бомбежками Иоанновского собора и выглядит очень уместно.
В завершение прогулки хорошо подняться на крепостную галерею со стороны Невы, а потом выйти за стены к Ладоге. Даже в самый жаркий летний день здесь дует свежий ветер, поэтому имеет смысл прихватить куртку. Каменистый берег острова атакуют волны, и груженые суда следуют из Ладоги в Неву. Пейзаж великолепен в любую погоду. Последняя моторка уходит с Орехового острова около пяти часов вечера, и тут главное не перепутать остановку, потому что перед Шлиссельбургом лодочник скорее всего зайдет в поселок на противоположном берегу: высадить местную ребятню, которая давно облюбовала крепость для игр.

(хочу как-нибудь съездить)
;)
***
И простотакдобавка:
http://slon.ru/fast/business/chelovek-kotoryy-zhil-v-chuzhom-ofise-793003.xhtml

December 2013

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22 23 2425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 12:38 am
Powered by Dreamwidth Studios